dante69sparda (dante69sparda) wrote,
dante69sparda
dante69sparda

"Развитие"

Направления менялись. Скрупулезная тактика выбранного метода анализа порождала побочное внимание к присутствующим. Болела голова. Ноги становились ватными големами, существующими отдельно от тела. Шёл третий день экспериментального периода. Тяжесть осеннего воздуха призрачно резала тишину на кванты судеб.
Тело Объекта №4 парило на цепях над кафелем пола. Всё помещение экспериментального зала было отделано кафелем, и создавалось впечатление, что весь кафель мира был пущен на строительство этого зала.
Зал представлял из себя куполообразное помещение с основанием образующим идеальный круг. Высота потолка, если провести вертикальную ось от центра его к основанию была ровно пятнадцать метров. И каждый его квадратный метр вмещал в себя по десять глянцевых квадратиков кафеля. Освещение в зале было обустроено таким образом, чтобы свет равномерно распределялся на объекте подвешенном на цепях, а нижняя часть зала была погружена в полумрак.
Объект №4 участвовал в эксперименте уже третий день. Его тело изменилось, начиная приобретать особенные очертания от непосредственной близости к Ковчегу. Глаза четвёртого номера были распахнуты, напоминая блестящие чёрные агаты. Они втягивали в себя реальность мяли её, рвали на лоскутки и сшивали заново её плоть, образуя новую организацию бытия.
Объект №4 откровенно изнемогал от собственной силы, зубы выпали из его рта ещё в первый день и теперь он пуская слюни недовольно шамкал требуя новых порций реальности. Иногда голос его становился похож вначале на хриплый вой, а за тем на пронзительный свист, в такие моменты воздух под куполом покрывался сеточкой трещин и лопался, осыпаясь кристалликами яви на кафельный пол. Сразу же после этого в зал входила группа людей одетых в рясы и противогазы. Они аккуратно собирали образовавшиеся кристаллы в матерчатые мешки и уходили.
- Нужно увеличить поток реальности. – сказал академик Дымов. – Это позволит нам получить большие результаты. С таким потоком, мы просто топчемся на месте.
- Совершенно с Вами согласна. – закивала Кислова – Анализ кристаллов показывает значительный прирост производительности Объекта №4. За время всех отловов это наиболее результативная особь. В конце концов Патриарх не так часто позволяет нам производить охоту.
- Слово за Вами Дмитрий Борисович – повернувшись сказал Дымов. – В конце концов Вы у нас решаете. Но позволю сразу напомнить, что от Вашего нынешнего решения напрямую зависит будущее нашей страны и в частности её науки. Национальный проект развития нанотехнологий необходимо развивать любыми доступными методами. Иначе рисовая империя в скорейшем времени превратит нашу великую страну в «банановую республику».
- Что ж господин академик, не стоило утруждать себя напоминанием важности того, чем мы все здесь занимаемся. Но Вы же наверняка понимаете, что увеличив поток реальности, мы идём на колоссальный риск, даже Ваш хвалёный кафель, ни серебряные цепи могут не спасти нас от полного уничтожения, а если Объект вырвется… Вы берётесь хотя бы сделать выводы из ситуации прежде чем переходить к непосредственным действиям?
- Результаты предварительных расчётов уже у Вас на столе господин генерал, и ещё Дмитрий Борисович, разве наш кафель хоть раз подводил? Это высококачественная продукция, её ещё называют «Смерть Ангела». Этот кафель мы везли из Душанбе, где шейх Азим лично начертал, на каждой плитке Мерцающую Печать. А цепь, цепь это же вообще оккультный шедевр. Наши ребята облазили весь Тибет в поисках стариков Бёнов, чтобы те изготовили сто восемь мёртвых серебряных звеньев. Помимо этого, вы же знаете «Эффект Купола». Да и духовенство спать не будет, короче ему не прорваться ни при каких раскладах. Слово за вами.
- Это всё конечно хорошо… - генерал Седов разглядывал распечатки покрытые убористыми колонками цифр и условных обозначений различных параметров. Он смотрел столь внимательно, что казалось эти знаки пляшут под его взглядом, выстраиваясь в апокалипсические хороводы прямого знания. Все собравшиеся прекрасно знали способности генерала и покорно отступили на шаг. Через мгновение распечатки воспарили перед лицом генерала, они стали выстраиваться в причудливую бумажную текстуру. Некий канцелярский гомункул из двухсот пятидесяти шести листов идеально белой бумаги сложился и наполнился жвачной тоской жизни. Защёлкали процессы и гомункул с присвистом заверещал.
Ветрянной столп,
Копчености!!!
Копчености!!!
Наконечник костей
Обезжиренный стул
Забрезжил забинтованный смерч
Угристая сталь
Заколочены окна
Смешная слеза
Вороний стержень
В оригами пружин
Механизм возвращения…

Верещание гомункула оборвалось резким визгом. Он нелепо дёрнувшись стал оседать на пол. Тело бумажного воплощения распадалось на отдельные распечатки, истекающие блестящей чёрной слизью смысла.
- Что ж. По приведённым Вами данным – бояться нам действительно нечего. – проговорил генерал оттирая, от попавших на него чёрных капель, свой китель. – Однако я настаиваю на применении протокола «Экстремум». В случае неудачи таким образом, мы сможем избежать дальнейшего распространения. Всё. Приступайте к работе. Свободны.
- Есть. – хором ответили Дымов и Кислова.
Генерал Седов тем временем сел в своё, напоминающее большой чёрный кокон, кресло достал из кителя шприц с мутной жидкостью и привычным движением ввёл его содержимое в свою ярёмную вену.
- Да, да, да – забубнил себе под нос генерал. – Так, так, так. Глаза его подкатились и наполнились розоватым светом.
Объект №4 продолжал висеть на цепях ровно по средине между потолком и полом. Кафельная вселенная вокруг него тихо существовала, свет горел всё так же. Через двенадцать минут в зал вошла группа людей всё в тех же рясах и противогазах, они внесли стойку для свитков. Затем вошла ещё одна группа в белых комбинезонах радиационно-химической защиты и внесла грубо сколоченный из истлевших досок гроб. Гроб был поставлен под прямо под телом Объекта, свитки немного в стороне от него. Группа в рясах продолжила движение по залу и стала прикреплять свитки к стене с определённым расстоянием между ними. При чём расстояние было не одинаковым и создавалось ощущение небрежности.
Объект №4 начал беспокойно кряхтеть, крылья за его спиной болезненно изогнулись, серебряные цепи зазвенели. Глаза Объекта наполнились смердящим огнём голода. Он застонал, прикованные руки стали с хрустом выворачиваться в суставах, тело покрылось струпьями подсвеченными изнутри зеленоватыми искорками познания.
Внизу раздался голос: «Он готов. На выход!»
Обе группы присутствующих вышли из зала.
Через несколько минут зал наполнился механическим гулом. В стенах купола на равно расстоянии друг от друга появились прямоугольные ниши кишащие тьмой. Объект №4 истошно завопил своим беззубым ртом, от этого вопля щёки его разорвались обнажив светящиеся кости. Он стал неистово биться в странных конвульсиях, казалось, что тело его вовсе не имеет костей и мышцы напрягались волнообразно от ног к голове, светящиеся струпья выплёскивали наружу куски дымящейся плоти.
- Это плоть сомнения. – спокойно заключил смотрящий на экран Дымов. – Запускайте видеоряд.
В прямоугольных нишах образовавшихся в стенах экспериментального зала загорелся свет. Затем в них стали появляться кадры изображающие окружающий мир. В каждой нише кадры были различными. В одной показан появлялся спокойный горный пейзаж, в другой кадры военной кинохроники, в третьей детёныши льва.
Реакция Объекта была ошеломляющей, его чёрные глаза чуть не вываливались из орбит покрывшись выступающими сосудами жажды. Объект бешено вращался на своих цепях пытаясь увидеть всё одновременно, в этот момент гроб стоящий под ним стал скрипеть старыми доками и в нём отчётливо прослеживалось неопределённое шевеление. Свитки развешенные на стенах загорелись изнутри янтарным светом, символы изображённые на них начали отделятся от пергамента и наполнили окружающее пространство. Они то выстраивались в колонки, то образовывали хаотичное марево.
Объект вёл себя крайне неспокойно всё тело его напряглось в судороге познания и он с жадностью стал рвать свои цепи. Одна цепь не выдержав распалась во прах.
- Увеличить частоту слайдов. Мы должны выжать из него всё. – со спокойным лицом проговорил Дымов.
- Но Вячеслав Борисович, он уже разорвал Бёнскую цепь. Что же он устроит если увеличить частоту.
- Да. И покажите ему порнуху, со вторым номером это срабатывало.
Видеоряд замелькал в нишах с невероятной скоростью, всюду бились голые человеческие тела.
Глаза у Объекта №4 покрылись трещинами из исказившегося рта хлынула желтоватая кровь, вперемежку со слизью вариаций. Он сдавленно захрипел, при этом руки его напряглись до того, что кожа на них растрескалась и стала лепестками опадать на кафельный пол. В то же время парящие повсюду чёрные символы с бешенной скоростью с тали слетаться в причудливый узор, который всё больше напоминал инженерные чертежи и химические формулы. Кровь бледно жёлтая кровь хлынула из разрывов на теле Объекта, он омыла стоящий у его ног гроб, который уже совершенно бесконтрольно подскакивал на месте и хлопал крышкой силясь проглотить всё прилегающее пространство.
Объект дёрнул безвольными крыльями, они на удивление ловко развернулись во весь мах и явились во всём своём жемчужном блеске. Оперение их было переливалось перламутровыми бликами всепрощения. Наполняющие зал схемы уже совершенно оформились и ринулись в скачущий на полу гроб, который с удивительным упорством ловил их своим нутром, заботливо сохраняя от струящейся с ног Объекта лимфы света.
- Отключайте видео – скомандовал напряжённый Дымов. – Быстрее иначе он пресытится и порвёт мембрану эмпирея.
В комнате наблюдения все оживлённо засуетились. Люди спешно побежали к консолям управления. Дымов уставился на монитор.
В экспериментальном зале происходило искажение. Объект рычал и дёргался, словно сквозь него пропускали разряды молний. Его плоть спадала с прозрачных костей, оседая на кафельный пол. Ниши в стенах давно наполнились той самой первородной тьмой, которая зародилась в них изначально, и уже начали закрываться. Свитки прикреплённые к стенам тлели тусклым желтоватым огоньком.
Внезапно Объект распахнул свои крылья с такой силой, что перья отделились от их плоти и жемчужно звеня рассыпались в воздухе.
- Вы, что с ума сошли?! – орал на Дымова одетый в нарядную рясу человек с окладистой бородой – Он же падает! Понимает, он сейчас падёт.
На мониторе было чётко видно как Объект №4 конвульсивно истощает своё бытие, вытягиваясь на цепях в тонкую практически прозрачную струну, голова его приобретала вид закручивающейся спирали. Рот разомкнулся увеличившись в разы и издал наполненный перерождением вопль, от которого даже суфийский кафель покрылся сеточкой красноватых трещин и начал кровоточить. Из тела Объекта наружу просачивались сверкающие лучи славы, нимб всё это время висевший на его голове тусклой янтарной полоской наполнился кровавым багрянцем радиоактивного Запределья.
В комнате наблюдения взвыли сирены радиоактивной опасности. Счётчики Гейгера зашкаливали, сбивчиво давая показания.
Объект уже потерял форму, он превратился в булькающий котёл мертвящего потустороннего отречения. Гроб стоящий у его ног разлетелся в щепки, и на его месте лежала кучка идеальных додекаэдров светящихся изнутри зеленцой.
- Вот! – заорал истерически Дымов – Вот они, это то, что позволит нашей стране, отправить все остальные практически в каменный век! Да, да, да! Вот они. Вальс!
В комнате наблюдения грянул вальс, смешавшийся со звуками сирен. Дымов подхватил Кислову и стал кружить её вокруг центрального монитора. Он видел как закружились бегающие туда и сюда в противогазах священники. Как закурил свою трубку Преподобный Лука, недавно отчитавший его за чрезмерное злоупотребление. Но всё это было уже неважно, они получили результат. Генерал Седов, наверняка после этого станет маршалом, он, Дымов получит внушительный грант на исследования. А вот Патриарх останется недоволен. Он вряд ли в ближайший год даст благословение на отлов… Однако и это тоже было не важно.
- Суета сует! – бешено орал Дымов – Всё суета!
Конвульсирующее осознание окружающего сжималось лоскутной свежестью. Объект съёжился в аскетический фрактал и жалобно подсвечивался голубоватой дымкой очередности. В стене экспериментального зала вновь проявилась дверь, створки её раздвинулись и вошла группа в защитных белых комбинезонах. В руках каждый держал кейс с надписью «РАЗВИТИЕ», на кейсах также значились направления: «НАНОТЕХНОЛОГИИ», «МАШИНОСТРОЕНИЕ», «МИКРОЭЛЕКТРОНИКА», «ЭКОНОМИКА», «ВОЕННЫЕ РАЗРАБОТКИ». Группа направилась прямиком к валявшимся на полу кристаллическим додекаэдрам и специальными щипцами каждый стал собирать их в свой кейс.
Объект окончательно утратил ориентиры, лохмотья его финального образа истекали солёным дымом падения. Он молчал, и трезвость его выделений резала собственное его тело на константы. Совершенно уже упрощённый, Объект осыпался на кафель пола тысячами разноцветных страз.
Команда закончила собирать додекаэдры и вышла, в зал вошёл угрюмый священник с серебряной метлой в одной руке и с кубком в другой. Он не торопясь зачерпнул из кубка горсть ртути и окропил ею крестообразно пол с четырёх сторон вокруг абсолютного центра зала, затем взяв метлу обеими руками стал сметать стразы к выходу, где стоял набитый, скосившийся набок дерюжный мешок с намалёванным по трафарету лебедем и надписью Swarovski.
Tags: segmentum obscurus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments