April 2nd, 2011

Считалочка

Считалочка была простой. Однако Борис никак не мог запомнить тех простых числительных и умело подставленных к ним веками, иных частей речи. Сверстники частенько дразнили Бориса дебилом, однако Боря не обижался, воспринимая подобное к себе обращение как нечто данное. Он не думал, что может быть как-то иначе, да и это в общем не было важным в его 4 с половиной года. Как правило дети и не задумываются над вечными ценностями, они лишены такого вредного взрослого дара, как перспектива. Перспектива во всех отношениях для детей понятие не просто абстрактное, но даже фантастическое, это слово ничего не значит, как и многие другие слова имеющие абстрактное значение. Боря просто находился. Он занимал определенные пространственные значения, имел характеристики веса и температуры, мог по собственному желанию выбирать направление движения, мог даже давать не слишком распространенные характеристики окружающему. В общем мог все, что может каждый человек в этом возрасте, отличала его только неспособность запомнить простую считалочку.
Летом Борис мог частенько бродить по двору и разглядывать землю. Асфальт не интересовал его, но вот сложный узор трещин на иссушенной земле всегда вызывал определенный интерес. Подобное созерцание так затягивало Борю, что иной раз он бродил по окрестностям до темноты, пока трещины делались совершенно неразличимы. Никто из сверстников естественно не понимал увлечений своего товарища и мнение детей о том, что Боря - дебил, укреплялось с каждым днем все больше и больше.
Весну, осень и зиму Борис проводил с родителями в Москве, а на лето его отдавали бабушке на юг. Здесь и зародилась его земляная страсть. Сколько бы Боря не пытался бродить по московскому своему двору, столичная земля не завораживала его до той степени одержимого созерцания, которое случалось с ним у бабушкиного дома. В Москве Боря общался с другими детьми как правило ничем не выделяясь из их массы... to be continued